Психология и Психиатрия
Назад

Морфинизм

Время на чтение: 2 мин
0
491

Морфинизм – это патологическое пристрастие к употреблению морфия. По своей сути морфинизм является морфиновой наркоманией. Чаще всего начинают пользоваться морфием, как болеутоляющим средством, при тяжёлых, хронических или часто рецидивирующих невралгических и невритических болях, при болевых кризах больных спинной сухоткой, при желчных и почечных коликах и т. п.

Действие морфия

Морфий – яд, обладающий чрезвычайно наркотизирующим влиянием на ЦНС, прежде всего на полушария головного мозга, чем и объясняется субъективно-приятное действие впервые вводимых даже очень небольших его доз.

Морфий обладает свойством не только болеутоляющего действия – он облегчает вообще тяжёлое, тоскливое самочувствие, давая в то же время приятное, весёлое, повышенное настроение, облегчённое течение сочетательных процессов, правда при небольших дозах.

Этот наркотик даёт ощущение повышения физических сил, вот почему к нему нередко обращаются при различных тяжёлых жизненных условиях.

Причины морфинизма

Причины немедицинского употребления опиоидов сложны. Существует роль культурных факторов, таких как «мода на наркотики», то есть на вещества, которые изменяют сознание, а также давление окружающей среды и культурные традиции. Факторы окружающей среды включают в себя, но не ограничиваются ими, высокие стрессовые ситуации (например, американские солдаты во время войны во Вьетнаме часто употребляли морфий). Среди психологических факторов, влияющими на морфинизм, наиболее важными являются предрасполагающие темпераментные черты личности: склонность к экспериментам, поиск новизны, небольшой страх перед последствиями, неспособность справиться со стрессом и низкая уверенность в себе.

Подобно большинству наркотических веществ морфий весьма легко становится привычным средством для лиц, пользовавшихся им даже в течение непродолжительного времени. Повторное применение его вызывается обыкновенно неустранением основной причины, заставившей прибегнуть к впрыскиванию, – к сожалению, морфий лишь временно устраняет болевые ощущения, даёт лишь временно ощущение физического и душевного благосостояния. По миновании его действия все неприятные ощущения вспыхивают с прежней силой, если они не были кратковременными по своей природе. Приходится повторять впрыскивания, но если впрыскивания производятся опытным врачом, который пользуется этим средством редко, лишь в крайнем случае. Одновременно применяя и другие более невинные средства опасность невелика; она становится неизбежной с того момента, как морфием и шприцем начинают распоряжаться сами больные.

Если даже проходят боли или изменяются гнетущие обстоятельства, заставившие обратиться к морфию, то взамен их образовалась привычка в виде неодолимой потребности в морфии, с которой самостоятельно не справляется почти никто. Впрочем, некоторые лица, тяжело перенося головокружения и тошноту, наступающие под влиянием морфия, быстро и охотно отказываются от впрыскиваний. Во время острых лихорадочных инфекций у морфинистов потребность в наркотике резко падает, вновь появляясь в периоде выздоровления.

В итоге развивается хронический морфинизм, и больной попадает в заколдованный круг – морфий разрушает его организм, а без наркотика он не в состоянии обойтись, так как для приведения себя в состояние удовлетворительного самочувствия и для достижения приблизительно прежней работоспособности он нуждается в привычном возбудителе. Если больной пытается отказаться от впрыскиваний, у него наступают неприятные явления морфийного голодания, легко устранимые новым впрыскиванием. Сначала при повторении впрыскиваний больной оправдывается разными благовидными предлогами, а затем проводит их без всяких посторонних предлогов. Приятного и блаженного самочувствия морфий уже не даёт, он лишь приводит к более сносному существованию, чем без него, в то же время, продолжая разрушение организма.

При морфинизме больной по необходимости постепенно увеличивает как частоту впрыскиваний, так и крепость раствора, и его количество.

Симптомы

Болезненные психические и физические признаки, связанные с морфинизмом, заключаются, прежде всего, в непреодолимом влечении к морфию, морфиномании, под влиянием которого больной только и чувствует себя если не хорошо, то сносно, бывает трудоспособным; он становится рабом морфия, утрачивая способность противостоять своему влечению.

Поведение морфиниста и его внешний вид отличаются непостоянством, в зависимости от того, находится ли больной под влиянием морфия или срок его действия уже закончился, и требуется новая доза. В последнем случае больной вял, нетерпелив, раздражителен, быстро утомляется, дремлет, зевает, он бледен, глаза тусклые. Но эта картина быстро меняется после произведённого впрыскивания: больной оживляется на глазах наблюдателя, шутит, становится благодушным, глаза блестят. Продуктивность работы морфиниста страдает, он легко и быстро утомляется, он рассеян, забывчив, ленив и апатичен. Он боится и избегает физической и умственной работы, легко откладывает и запускает свои дела.

При морфинизме настроение колеблется, улучшаясь под влиянием морфия и падая в промежутках между впрыскиваниями; бывают мрачные мысли о своей непригодности к жизни, даже мысли о самоубийстве. Сравнительно нечасто развиваются галлюцинации и иллюзии, преимущественно зрительные; особенно это наблюдается в случаях морфинизма, сочетанного с алкоголизмом.

Морфинист эгоистичен, непостоянен, круг его интересов суживается, этическое чувство падает: больной не стесняется лгать и обманывать близких и врача, особенно, если вопрос идёт об его болезненной страсти и добывании морфия.

У морфинистов обнаруживается, как правило, ряд физических признаков их болезненного состояния, выраженных с большими или меньшими колебаниями. Страдает сон, утрачивающий нормальную крепость, нередко сопровождающийся кошмарными сновидениями, особенно живыми и фантастическими грёзами при засыпании и даже гипнагогическими галлюцинациями; наблюдается утомляемость и сонливость днём, преимущественно в исходном периоде влияния впрыснутой дозы.

При морфинизме сильно страдает аппетит, больной ищет острой и пряной пищи, избегая мясной; временами появляется волчий голод, сухость слизистых оболочек и жажда, в зависимости от общего нарушения питания – падение веса; в резко выраженных и застарелых случаях дело доходит до кахектического состояния.

Морфий уменьшает отделение соляной кислоты, угнетает желудочное пищеварение. Запоры – обычное явление при морфинизме иногда они сменяются диареей. В начальных периодах морфинизма может наблюдаться повышение половой возбудимости, вслед за которым постепенно развивается её падение, доходящее до полной импотенции с утратой либидо, что в ряде случаев наступает уже к концу первого года болезни. Отмечается сужение зрачков, которые принимают нормальные размеры к концу действия впрыснутой дозы.

У больного наблюдаются кожные парестезии в виде зуда, ощущения ползания мурашек, онемение конечностей, а также ощущение холода и жара в конечностях. Эти явления обусловлены интоксикацией периферических нервов и поражением вазомоторов. В связи с этими явлениями, понижением питания и нарушением терморегуляции при морфинизме отмечается особая чувствительность и «непереносимость» холода. Кожная поверхность обыкновенно сухая и бледная, цвет лица землистый, но временами бывает усиленное потоотделение. Отмечается понижение осязательной чувствительности, наблюдаемой даже вслед за однократным впрыскиванием морфия, кожа утрачивает свой блеск, волосы тоже, отмечается даже преждевременное поседение.

У морфинистов сердце работает недостаточно устойчиво, наблюдаются упорные сердцебиения, возбудимость его повышена. Кроме уже указанных вазомоторные расстройства выражаются частичными и общими гиперемиями и застоями (цианоз конечностей), падением кровяного давления, головокружениями и обмороками. Могут случаться астматические приступы.

При морфинизме часто отмечается дрожание конечностей и неуверенность движений, сухожильные рефлексы не изменяются существенно, кроме случаев развития невритического процесса, иногда встречается белок в моче, редко сахар.

Один из частных симптомов осложнений морфинизма – появление абсцессов на местах впрыскивания морфия. Морфийные абсцессы отличаются вялым, медленным течением, что объясняется пониженной сопротивляемостью отравленного организма и понижением местной сопротивляемости тканей вследствие местного влияния морфия; абсцессы оставляют после себя пигментированные рубцы и стойкие уплотнения.

Продолжительность морфинизма неопределённа; обыкновенно, сделавшись морфинистами, больные уже не расстаются со шприцем; временами обращаясь к врачебной помощи и избавляясь от своей страсти, в громадном большинстве случаев рецидивируют через короткое время. Морфий разрушает организм, приводит к преждевременной старости, дряхлости и кахексии. Тяжёлые последствия морфинизма развиваются постепенно, иногда незаметно, в зависимости от индивидуальной крепости организма, от количества вводимого яда, от практикуемого некоторыми больными уменьшения доз.

Патологическая анатомия

Самое существенное из обнаруживаемых на вскрытии изменений во внутренних органах – это жировое перерождение сердечной мышцы, гиперемия внутренних органов и точечные кровоизлияния, гипертрофия и атрофия сердечной мышцы, отёчность мозговых оболочек.

Микроскопическое исследование коры головного мозга обнаруживает ряд изменений в ганглиозных элементах, а именно: хроматолиз в теле и отростках клеток до степени исчезновения дифференциации хроматофильного вещества, принимающего порошкообразный вид; появление вакуолизации в теле и отростках клеток, утолщение отростков; изменение правильной конфигурации ядра. При остром отравлении изменения в клетках выражены значительно слабее, чем при хроническом.

Диагностика

Затруднений с диагностикой морфинизма обыкновенно не встречается, так как большинство больных, обращаясь к врачу, прямо и определённо указывают на происхождение своей болезни. Если же больной скрывает свою болезненную привычку, то диагноз морфинизм основывается на клинической картине, на сменах настроения, возбуждения, эйфории и апатии, сонливости, на поведении больного, на изменении диаметра зрачков, на следах от впрыскиваний, легко обнаруживаемых при осмотре поверхности тела больного, на обнаружении морфина в биологических жидкостях организма (кровь, лимфа и др.).

Лечение

Для лечения острого отравления морфином показан приём антагонистов опиоидных рецепторов, в частности – налорфина. В терапии же морфинизма широко подчеркивается важность комплексных терапевтических вмешательств, которые должны включать фармакотерапию и психотерапию.

Для большинства морфиновых наркоманов заместительная терапия – лечение выбора. Это основано на наблюдении, что большинство альтернативных терапевтических программ, направленных на поддержание полного и долгосрочного воздержания, не являются привлекательными для большинства пациентов или пациенты, несмотря на их волю, не способны достичь максимальных целей лечения. Это связано не только со значительным риском рецидива, но и с возможностью угрозы жизни от так называемой передозировки, осложнений, вызванных инъекциями биологически и химически загрязнённых препаратов. Заместительное лечение, хотя обычно и используется на неопределённый срок, может быть прекращено по медицинским показаниям или по запросу пациента.

Другой формой терапии, направленной на поддержание полного воздержания, является лечение антагонистами опиоидных рецепторов (так называемая блокаторная терапия). После детоксикации и отмены морфина пациенту дают пероральные препараты, такие как налтрексон. Этот препарат связывается с опиоидными рецепторами и предотвращает стимуляцию опиоидных рецепторов. С одной стороны это разрывает порочный круг позитивного подкрепления и стереотипного опыта, что потребление морфина вызывает эйфорию, с другой стороны – налтрексон предотвращает последствия возможной передозировки. Хотя с фармакологической точки зрения эта терапия близка к идеальной, это лечение неэффективно в значительном проценте случаев, поскольку пациенты произвольно прекращают приём налтрексона.

Психотерапия при морфинизме оказывает помощь пациенту тем, что позволяет понять причины и следствия своей зависимости.

При отказе от морфия по быстрому способу, т. е. в течение 1-2 недель, уже на 2-й-3-й день появляются раздражительность и беспокойство, часто развивается угнетённое настроение, которое держится не только до полного отказа от морфия, но в отдельных случаях целыми месяцами.

При уменьшении дозы до половины привычной начинается бессонница, которая в среднем продолжается недели две; уже при восстановившемся сне иногда больные в сновидениях впрыскивают себе морфий; такие сновидения повторяются через продолжительные сроки, например, через год и больной просыпается в страхе, что он снова стал морфинистом. С половинной дозы начинаются и другие явления наркотического голодания, чихание, зевота, слезотечение, насморк, усиленная потливость с субъективным ощущением озноба, повышенной чувствительностью к холоду; постепенно уменьшаясь, эти явления исчезают приблизительно недели через две после полного отказа от наркотика.

Также отмечается возбудимость сердечной деятельности в виде учащения сердцебиений, слабости пульса и даже аритмии. Запоры, сменяющиеся сильными поносами, обыкновенно держатся 3-4 дня, наблюдается тошнота и рвота в течение суток и даже несколько дольше. К концу периода отказа от морфия при последних малых дозах обыкновенно появляются тянущие ощущения в мышцах, сильнее всего выраженные в икроножных. Они очень мучительные, достигающие степени болевых. Эти ощущения, постепенно ослабевая, продолжаются около месяца. Узкие зрачки морфинистов по мере освобождения от морфия приобретают нормальные размеры. Аппетит, пропадающий в течение периода отказа, восстанавливается затем с поражающей силой – больной испытывает волчий голод и готов есть целыми днями. Состояние общего питания улучшается, больные прибывают в весе, расцветают на глазах.

Исследование сосредоточения и умственной работоспособности морфинистов показывает следующее: способность сосредоточения у морфинистов представляется пониженной в смысле лёгкости привлечения внимания внешними раздражителями; способность длительного напряжения внимания вообще пониженная и повышается под влиянием морфия, но всё-таки не достигает нормы. При прекращении действия морфия напряжённость и стойкость сосредоточения падает – эйфория исчезает, внимание иррадиирует на различные внешние раздражители, в то же время отмечаются раздражительность больных, беспокойство, отрицательный чувственный тон, появляются астенические аффекты.

При возобновлении действия морфия способность сосредоточения снова нарастает, работоспособность повышается, появляется положительный чувственный тон, но общая продуктивность работы остаётся ниже нормы количественно, а иногда и качественно. В периоде длительного морфийного голодания нарушение сосредоточения, рассеянность и частью отвлекаемость внимания нарастают до резких степеней, наблюдается крайне быстрая утомляемость больных. В периоде восстановления организма результаты несложного экспериментального психофизиологического задания быстро улучшаются и количественно, и качественно.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Автор:
Ведмеш Н.А.
Поделиться
Похожие записи
Оставить комментарий или задать вопрос:

! Большая просьба ко всем, кто задаёт вопросы: сначала прочитайте всю ветку комментариев, т.к., скорее всего, по вашей или схожей ситуации уже были вопросы и соответствующие ответы специалиста. Вопросы с большим количеством орфографических и прочих ошибок, без пробелов, знаков препинания и т. д. рассматриваться не будут! Если хотите чтобы вам ответили, пожалуйста потрудитесь писать грамотно.

Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Отправляя данную форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и правилами нашего сайта.